5.

Начальная публикация: http://starodymov.ru/?p=40960

Предыдущая публикация: http://starodymov.ru/?p=41009

И вот на Илию-пророка, 2 августа спешившиеся крымчаки устремились на штурм казавшейся хлипкой ограду дощатого гуляй-города.

Хорошее оружие – пищаль или мушкет! Да только пока перезарядишь его… Враг-то ждать не станет!..

Всего-то и успеет стрелец пальнуть по накатывающейся массе врагов раз – а потом в ход идут сабли да бердыши. А при сражении равных по силе и умению ратников преимущество даёт в первую очередь численное превосходство.

Ну и ярость, понятно, кипящая в душе!

Налетевшие на дощатую стену гуляй-городка татары рубили дерево, старались разорвать крепи, сцепившие отдельные блоки в единую изгородь, дотянуться саблей или топором до оборонявшихся…

- Поверишь ли, государь, некоторые татары бросали оружие и старались руками щиты гуляй-городка разъять – так в ярость вошли!

- Славные вояки! – одобрительно кивнул царь. – Татарове всегда воевать умели… Ну а вы что же?..

- Да и мы не лыком шиты! – весело бахвалился Сукин. – Уж сколько сеча длилась, не скажу, но долго, солнышко уж припекать стало… Уж чую – рука слабеть начинает, устал… Да и татары, сколь ни крепки, а и они изнемогают… Тут-то всё самое-то главное и началось!..

Как оказалось, Воротынский, несмотря на малочисленность своего войска, отсиживаться за заплотом не собирался. Он заранее приберёг немалую часть Большого полка в запасе. И в разгар сечи повёл её оврагом в обход втянувшимся в сражение крымчакам. Ну и ударил по ордынцам с тыла.

Одновременно с этим вдруг раздвинулись щиты гуляй-города, и прямо в плотную массу штурмующих ударил разящий залп всех пушек русского войска – беспощадным дробом прорубая просеку в людской массе. И в эту просеку ударил второй остававшийся в запасе свежий полк – его повёл в атаку всё тот же Митрий Хворостинин, уже раз отличившийся.

- Ох, государь мой, и сеча же тут началась!.. – воскликнул Ванька Сукин в упоении. – Басурмане растерялись, да и подустали они… А наши – знай себе только рубят налево и направо!..

Крымское войско тут же раскололось. Спешенные степняки оказались зажатыми стрельцами и немецкими наёмниками, которые умело, как на учении, наступали плотными рядами и рубили, рубили – кто бердышом или алебардой, кто мечом или сабелькой… В пешем бою спешившийся конник стрельцу или копейщику-профессионалу  не соперник – тут свои навыки нужны.

Ну а кто успел на коня вскочить, за теми казаки помчались, да касимовские татары присоединились, до того дожидавшиеся своего часа в резерве. У них и лошадки сохранились посвежее, так что многие крымчаки погибель свою нашли, разрубленные со спины…

- Только ночь нас развела, – продолжал рассказчик.

Правду сказать, не только ночь. Первым делом, как водится, победители бросились трофеи собирать – коней татарских разбежавшихся, брони и оружие, а кому повезло, так и мошну…  Вражеское войско разбить – дело хорошее, но и о своём достатке забывать не следует.

Утром русская кавалерия устремилась в погоню едва начало светать. Оказалось, что крымчаки, несмотря на по-прежнему значительный численный перевес, не решились на новое сражение и попытались прорваться в родные степи. Крепко обжегшись, решили вдругорядь судьбу не испытывать. Однако на пути оказалась всё та же Ока. Хоть и обмелевшая, а всё ж таки не везде её переедешь!..

Переправу прикрывать хан оставил  пятитысячный татарский отряд. Казаки с ходу налетели на него… Оно ж известно: где страх – там и крах! Казаков-то всего ничего на чамбул налетело, однако побитые накануне татары новый бой принимать не решились, сразу бросились наутёк. Ну и полегли едва не поголовно – убегающего со спины срубить нетрудно!

Между тем, прорвавшиеся за Оку чамбулы устремились в степь. Скакал и Девлет-Гирей, проклиная день и час, когда решился на этот поход.

Так ведь и было от чего досадовать!

После успешного набега на Московское царство, которое крымский хан совершил годом ранее, Ивашка-царь готов был к переговорам о том, чтобы отдать Гирею Астрахань – город далёкий, а потому для защиты трудный. Так нет же, гордыня взыграла – потребовал хан ещё и Казань. Решил, что поговорка «Татарин и из камня воду выжмет» – это как раз про него. А оказалось, что тут иная поговорка подходит: «Татарин после обеда умом силён».

Ивашка Московский о том, чтобы от Казани отказаться, и говорить не желал – сколько сил он потратил, чтобы завоевать её, сколько крови, что русской, что татарской, под её стенами пролил…

Вот и решил Девлет-Гирей саблей взять то, что Иван-царь не хотел отдавать угрозами. А оно – вон как вышло! Отправился по шерсть, а теперь едва ноги уносит стриженным!

Однако, как оказалось, беды крымчаков ещё не кончились.

Упавшего, как известно, и змея жалит! Весть о разгроме разнеслась по округе мгновенно.

- Сколько скакали басурмане, столько на них нападали везде, – никак не мог завершить рассказ Сукин. – Казаки донские, гультяи всех пород, что в плавнях вдоль степных рек кроются, просто лихие люди, польские да литвинские загоны, даже ногаи – а уж какие, казалось бы, друзья, да и веры одной… В общем, кто только ни встретит, все били крымчаков… Уж сколько их порубили, да в полон на продажу взяли, ещё не считано, но то, что домой только малая часть вернуться сможет, то вот те крест! – и Сукин обмахнулся накрест для убедительности.

- Ну, гонцы завсегда приврать горазды, на награду рассчитывая, – ухмыльнулся государь. – Погодим верить, пока точно станет известно…

- Да вот те крест, государь!.. – начал горячиться Сукин.

- Будет тебе врать-то, будет! – не скрывая, подтрунивал над посланцем благодушно Иван Васильевич.

Потом поднял чару и провозгласил, уже всерьёз:

- Пейте, гости! За победу над басурманом!..

Гости дружно чокались.

.

Астрахань: http://starodymov.ru/?p=3777